ForУМ о Хатха-Йоге

как психоделической физкультуре, что очищает тело и укрепляет дух

Ваши рекомендации forУМу:


Кнопочки forУМа:
- кнопка forУМа
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека CY-PR.com

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Современные буддийские мастера

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 4 из 4]

SaTorY

avatar
Админ

Современные буддийские мастера



Джек Корнфилд



взято тут: хттп://ввв.what-buddha-taught.net/Russian/Jack_Kornfield_Living_Buddhist_Masters.htm

Предисловие


На протяжении двух с половиной тысяч лет своей истории буддизм находил выражение во множестве различных школ и стилей. Динамическая природа живой дхармы всегда порождала в разных культурных и исторических окружениях новые способы проявления. Но в сердце всех этих проявлений лежит практика медитации; это утверждал сам Будда, этому он учил. Только благодаря личной практике медитации изучающий дхарму будет способен замедлить скорость невротического ума и начнет видеть мир ясно и точно. Без этой практики он сможет лишь увеличить свое неведенье и увековечить страстное желание самоутверждения. Без медитации не существует подхода к подлинно здоровому уму, нет пути к просветлению, поистине, нет и дхармы.

Практика медитации представляется особенно мощной дисциплиной для нерешительного мира двадцатого столетия. Век техники хотел бы и в духовной сфере выработать особое хитрое приспособление – новую, улучшенную духовность с гарантией быстрых результатов. Шарлатаны выпускают свою продукцию – свои версии дхармы; они рекламируют чудесные и легкие пути вместо устойчивого и неуклонного движения, требующего личного путешествия, что всегда было существенно для подлинной духовной практики.

Именно эта подлинная традиция воплощена в учителях, представленных в настоящей книге. Они поддерживают нерушимую линию передачи, которая сумела сохраниться и дойти до нас в чистой форме. Учения этих мастеров и примеры их жизни служат стимулом и вдохновением надлежащего и полного следования по пути дхармы для тех, кто будет ее практиковать.

Ваджрачарья, досточтимый Чогьям Трунгпа



ВВЕДЕНИЕ


Джек Корнфилд, «кальяна мита» (название, которое дают учителю в традиции тхеравады; в переводе означает «духовный друг»), предлагает нам в своей книге компиляцию философии и практических методов буддизма тхеравады; в нее вставлены содержательные повествования и интервью, заимствованные из ситуаций, в которых он сам получил свою подготовку.

Джек провел много времени в путешествиях и ученье в монастырях Бирмы, Лаоса, Таиланда и Камбоджи; в своей работе он передает глубокую простоту и непрестанные усилия, окружающие практику тхеравады в сфере буддийской медитации. При помощи своих рассказов он указывает, каким образом практика связывается с некоторой линией. Беседы с монахами-аскетами, бхикку, передают чувство «напряженной безмятежности» и уверенности, пронизывающее эти сосуды учения древней традиции. Каждый учитель подчеркивает какой-то специфический аспект передачи Будды, однако в то же время каждый учитель остается представителем самой сущности линии.

Такую книгу можно читать многими способами. Интеллектуалы могут быстро пробежать ее для удовлетворения любопытства. С другой стороны, вы можете «прочесть» ее с пустым умом, позволив ее очищающим водам проникнуть в сердце, ум и душу. В то время, когда вы дадите возможность ее словам струиться сквозь себя самого, может случиться, что в каком-то одном месте вас привлечет некоторый практический метод, в другом – особый оборот речи, сцена в джунглях или частица ясно выраженной мудрости; они станут чем-то таким, к чему вы привяжетесь. Спокойное прозрение покажет вам, почему эта особая мысль попала в фокус вашего внимания. И когда вы усвоите то, в чем нуждаетесь, эта соринка будет вытолкнута на поверхность потока ваших проходящих мыслей – и уплывет вместе с самим потоком, оставив вас более чем когда-либо здесь и сейчас.

Шлю благословения. Рам Дасс

Опубликовать эту запись на: diggdeliciousredditstumbleuponslashdotyahoogooglelive

Сосредоточенность и поглощенность

Практические методы, которые ведут к высоким уровням сосредоточенности и поглощенности, занимают в системе обучения тхеравады особое место. Часто они сочетаются с медитацией прозрения, как это описано ранее в этой книге в главах об ачаане Маха Бува и подобных ему учителях. Иногда состояния сосредоточенности и поглощенности культивируются ради их собственной ценности, ради чистоты и силы, совершенно отдельно от практики прозрения.

Учителя пользуются многими объектами медитации, чтобы приводить медитирующих к разным уровням поглощенности; но в каждом таком случае принцип медитации состоит в тотальном фокусировании ума, так что ум оказывается поглощен объектом, полностью успокоен и неподвижен. Сила, заставляющая ум целиком сосредоточиться на одном объекте, как внутренний свет, визуализация, звуки, чувства и т. п., приобретает огромные размеры. Когда ум настолько обучен благодаря повторным возвращениям к объекту, что не колеблется и сохраняет устойчивость, медитирующий получает доступ к целому ряду более высоких состояний поглощенности, особых состояний сознания. Они включают в себя поглощенность светом, четырьмя основными элементами, бесконечным чувством любящей доброты, сострадания или душевного равновесия. Эта поглощенность бывает причиной возникновения великого восторга, блаженства и многих необыкновенных переживаний на уровне «сосредоточенности на форме». На еще более высоком уровне медитирующий может воспользоваться силой сосредоточения для того, чтобы приучиться ко вступлению в поглощенность (или в единение) с бесконечным пространством, бесконечным сознанием и тонкими состояниями, не являющимися ни восприятием, ни отсутствием восприятия. Эти системы обучения, составляющие традиционную часть очищения ума, все еще являются предметом практики и обучения у мастеров тхеравады, включая и многих, представленных в этой книге. Хотя достижение поглощенности трудно и требует хорошего контроля над умом и его неподвижности, поглощенность является источником великого мира и вдохновения на пути очищения Будды. Ею можно воспользоваться в качестве основы для развития глубокого прозрения и душевною равновесия.

Визуализация

Визуализация представляет собой упражнение в медитации, которое содержит в качестве объекта применение цвета или формы, внешних или внутренних образов. Использование визуализации обычно среди учителей тхеравады. Наиболее популярные формы визуализации – это медитация сосредоточения на цвете или на цветных дисках (касина). Это упражнение по традиции применяется для создания в уме последовательного образа цвета, за которым следует дальнейшая сосредоточенность, ведущая к поглощенности. Некоторые учителя и центры пользуются визуализацией цветных огоньков, образов Будды, тела или отдельных его частей, трупов. В различных случаях применяются более сложные визуализации: некоторые из них напоминают создание внутренней зрительной мандалы. Например, один крупный центр медитации в Бангкоке пользуется системой медитации, которая начинает с развития белого цвета при помощи сосредоточения; затем в этот цвет проецируются видимые образы разнообразных небесных существ. Другие формы и мандалы созданы из четырех элементов, или разных сфер существования.

В некоторых случаях визуализация во время медитации служит просто в качестве приспособления для развития сосредоточения. В других способах отдельные визуализации, такие, как визуализация частей тела, не только углубляют сосредоточенность, но также и помогают развитию непривязанности и ведут к возникновению мудрости, понимания истинной природы ума и тела.

Мантры и пение

Использование мантр, или повторения некоторых фраз на пали, – чрезвычайно распространенная форма медитации в традиции тхеравады. Простые мантры – это повторения имени Будды – «буддхо»; или же в качестве слов мантры употребляются слова «дхарма» или «сангха», сообщество. Другие используемые слова или мантры направлены к развитию любящей доброты; некоторые мантры направляют внимание к процессу перемены при помощи повторения палийской фразы, означающей: «все изменяется»; тогда как еще другие используются для развития душевного равновесия при помощи фраз, которые можно перевести словом: «освободиться!». Очень часто практика мантр сочетается с медитацией о дыхании, так что практикующий повторяет мантру одновременно со вдохом и выдохом, чтобы помочь развитию спокойствия и сосредоточенности. Мантрическая медитация особенно популярна среди мирян. Как и прочие основные упражнения в сосредоточении, она может применяться просто для успокоения ума или служить основой для практики прозрения, где мантра становится фокусом наблюдения за развертыванием жизни или вспомогательным средством для приобретения покорности и освобожденности. Пение широко используется для развития веры и сосредоточенности; оно представляет собой часть распорядка медитации в буддизме тхеравады. Обычно пение заключает в себе повторение отрывков из палийских писаний. Есть песнопения, воздающие хвалу Будде или его учению, песнопения любящей доброты, песнопения о важнейших понятиях проповедей Будды, песнопения буддийской психологии. В храмах для медитации часто практикуются часы песнопений, чтобы помочь развитию состояний сосредоточенности ума и раскрытию сердца. Также и среди мирян храмовое пение составляет популярную форму медитации, которая служит напоминанием о содержании учения Будды, а также выступает в качестве основы для успокоения ума, из которого могут вырасти ясность и мудрость.

Медитация на дыхании

В дополнение к основным способам медитации о дыхании, уже описанным в данной книге, учителя тхеравады пользуются многими другими видами практики, связанной с дыханием. Одни учат контролю над дыханием, сходному с упражнениями пранаямы йоги, другие пользуются медитацией о дыхании, как основой для культивирования целого ряда высоких состояний сосредоточенности и поглощенности. Часто использование дыхания сочетается с другими видами практики, например, с повторением мантры, связанным с отметками вдоха и выдоха; или применяется медитация, синхронизирующая дыхание с осознанием движений тела. Некоторая форма сосредоточения на дыхании во время медитации представляет собой наиболее общую формальную практику, находимую в традиции тхеравады.

Позы и движения

В этой книге мы ранее коснулись того факта, что учителя тхеравады пользуются для медитации особыми позами, переменами поз и движениями тела, связанными с ритуалом, например, простираниями. В некоторых системах удерживание отдельных поз,– когда практикующий, к примеру, стоит без движения, лежит неподвижно или сидит в какой-то особой позе, – считается важным средством развития сосредоточения, которое приводит изучающего к мудрости. В других системах значительное внимание обращено на движение – сперва на психическую причину движения, а затем на действительное физическое движение, когда оно имеет место. Эта перемена позы и течение движения становятся фокусом в некоторых системах медитации учителей тхеравады. Особые способы ходьбы приняты в качестве упражнений в медитации, а также осознание тела по отношению к одеяниям и окружению. В некоторых храмах тхеравады учителя сознательно пользуются ограниченным или открытым пространством (или обоими его видами) для разнообразных способов медитации. В других местах в качестве части ежедневной практики применяются повторные простирания – как способ медитации о телесных движениях и как способ уменьшения гордости. Во всех случаях использование особых поз, движений и простираний должно сопровождаться тщательным культивированием внимательности, чтобы надлежащим образом извлечь пользу из этой медитации.

Медитация и интеллект

Во многих способах подготовки к медитации или в соединении с ней используется интеллектуальный аспект ума. Часто изучающих побуждают заняться изучением До начала сиденья, и такое изучение является частью практики. Это может быть изучение сутр или проповедей Будды, описаний практических методов медитации или изучение Абхидхармы, буддийской психологии. Знание, приобретаемое с помощью такого изучения, затем прилагается к некоторым видам медитации. Например, использование Абхидхармы весьма обычно в Бирме и Таиланде. Здесь медитирующий сперва детально усваивает все категории состояний ума, процесс или условия их возникновения и исчезновения. Он заучивает все части материальной вселенной, различные элементы и отношения между ними. А когда он усвоил все это, он затем применяет полученное знание к своей медитации, наблюдая за всеми возникающими состояниями ума, а также за взаимодействиями ума, тела и окружения. Этот продолжающийся процесс наблюдения подвергается анализу до самых своих составных частей. Когда причины, условия и преходящий характер всех состояний ума усвоены сперва при помощи интеллекта, а затем при помощи наблюдения в прямом переживании, развивается мудрость. Тогда мы отчетливо видим, что мир представляет собой просто серию пустых психических и физических процессов, лишенных какого бы то ни было постоянного «я».

Другой способ изучения включает созерцание вопросов дхармы, основных вопросов, которые в конечном счете приводят изучающего к логическим парадоксам. Затем, чтобы понять и разрешить эти вопросы, необходимо прямое переживание медитации превыше интеллекта. Иные учителя предписывают медитации, которые являются созерцаниями специфических аспектов дхармы. Например, нам предписывается созерцание размеров изменений во вселенной, природы четырех великих элементов, смысла пустоты. Культивируя медитацию с использованием элементов, можно проверить все свои переживания в течение дня, чтобы увидеть, что они являют собой только четыре великих элемента, возникающие и исчезающие в различных сочетаниях.

Наиболее общепринятым изучением должно являться изучение основ буддийской доктрины; оно применяется для развития правильного понимания природы мира при помощи интеллекта. Это понимание, особенно по отношению к природе счастья и страдания, понимание того, кем мы действительно являемся, создает почву для устойчивой веры и энергии. Изучающего затем поощряют к упорству в медитации и в развитии для себя плодов практики.

Медитация на эмоциональные состояния

В области состояний чувств наиболее популярными для медитации являются высочайшие сферы – обители божественных существ. Почти каждый учитель в традиции тхеравады включает в практику, в качестве ее неотъемлемой части, медитацию на любящую доброту и сострадание. Часто практику начинают с культивирования такой любви и сострадания к самим себе, а затем развивают эти качества по отношению ко всем живым существам. Иногда они развиваются при помощи повторения какой-то мантры, например: «Да будут счастливы все создания!», тогда как другие учителя применяют визуализации, способствующие культивированию ума, наполненного любовью. В добавление к состраданию существуют специфические медитации, которые для развития чувств учат радостной симпатии к счастью других; есть также медитации на укрепление душевного равновесия. По мере того, как углубляется медитация, ум становится спокойным, свободным от эгоизма; возрастает мудрость. Мудрость видит наиболее глубокое единство всех вещей и естественно становится источником большой любви и сострадания. Таким образом можно культивировать любовь и сострадание, как специфические медитации на состояния чувств, или позволить этим чувствам естественно развиваться, как основным плодам буддийской практики.

Девоционная практика

Девоционные упражнения составляют сущность наиболее общей религиозной практики буддизма. Эти виды практики охватывают широкий диапазон – от ежедневных молитв и выражения покорности до девоционных церемоний и посвящений, а на высшем уровне – до чувства преданности истине, дхарме. Многие буддисты-миряне отправляются в храмы и молятся Будде или изъявляют покорность его воле. Среди буддистов весьма распространено неверное понимание Будды: его считают скорее божеством, нежели просветленным человеком. Благоговейное отношение усиливается различными ритуалами, совершаемыми монахами. Они охватывают множество процедур – от простых благословений и освящения воды на свадьбах, от особых похоронных обрядов до более сложных заклинаний и близких к шаманизму практических приемов в некоторых храмах. В каждой стране буддийской традиции практика включает в себя элементы обрядов других религий и древних анимистических культов. В лучших случаях эти виды девоционной практики и ритуалы выполняют для мирян важную функцию, как символы более глубокого значения в их жизни, а также как напоминание о важности учения Будды. Благоговение и покорность становятся источником спокойствия и тишины ума для этих буддистов в периоды жизненных перемен или кризисов.

Существуют также посвящения и церемонии в честь связи с дхармой и традицией давностью в двадцать пять веков. Древний ритуал способствует созданию атмосферы доверия и покорности, в которой можно наиболее эффективно следовать глубочайшей практике медитации. В хитроумных учениях можно ясно увидеть, что ученик проявляет покорность не какому-то божеству или божественному созданию, а просто открывается дхарме, раскрытию собственного духовного развития. Употребление ритуалов и девоционных видов практики поощряется для того, чтобы помочь медитирующим в развитии тех состояний ума, которые ведут к открытости сердца и мудрости. Таким образом, хотя буддизм не является теистической религией, мы обнаруживаем, что использование ритуалов и девоционной практики распространено в нем необычайно широко. Даже в некоторых строжайших и «чистейших» центрах медитации в рутинный распорядок дня включены отдельные виды девоционной практики. Простирания, песнопенья в честь Будды, девоционные песнопенья о Будде и его учении и о монашеской общине составляют часть повседневной жизни большинства монахов. Использование разных ритуалов, возжигание свечей, подношения цветов и благовоний, девоционные песнопенья – все это составляет часть медитации в храмах и в центрах. Путь преклонения перед Буддой, дхармой и сангхой должен в конечном счете вернуть практикующего к самому себе. Благоговение становится средством отказа от эгоизма; из этого отказа практикующий может возрастать в любви и сострадании, возрастать в мудрости, пока наконец Будда, дхарма и сангха не станут едиными с ним.

Правила и дисциплина

В некоторых аскетических монастырях и монастырях строгой медитации частью медитации оказывается использование весьма сложных и точных правил дисциплины. Практикующего поощряют к возможно большей внимательности в выполнении многих сотен, даже тысяч, правил: он пользуется ими для того, чтобы разбить потребность в собственной индивидуальности, проистекающей из иллюзии «я». Утонченное использование дисциплины, как части практики медитации, составляет чрезвычайно важную часть деятельности многих хорошо известных центров медитации. Трудно понять полную ценность этого метода, если он не был проверен в личной практике. Благодаря использованию точной дисциплины практикующий становится весьма внимательным к телу и речи, а его действия приходят в гармонию с действиями остальных членов общины Это в свою очередь создает очень прочную основу для дальнейшей практики медитации и помогает изучающему проникнуть в самые корни личных желаний. Практикующий следует правилам общины, а не основывает свое поведение на сиюминутном желании. Строгая и точная дисциплина может оказаться огромной и ценной помощью для развития мудрости, если ею пользоваться в соединении о ежемгновенной внимательностью и любящей добротой.

Служение и благотворительность

Использование форм социальной медитации, ориентированных на служение, таких как обучение, помощь больным, восстановительная работа с наркоманами, также составляет важную часть традиции буддизма тхеравады. Большое число монастырей предназначено для культивирования чистоты при помощи смирения и служения, как главной формы медитации. Такое служение может включать медитацию обучения в ее формальных способах: обучение мирян другим ремеслам и знаниям, например, чтению и письму, помощь очень бедным и больным, а также и другие, более специализированные функции. Некоторые храмы особо предназначены для заботы о детях, об их обучении и воспитании. Другие храмы служат центрами восстановительной работы с наркоманами; там помогают тем из них, кто привык к опию или героину и нуждается в лечении в таком месте, где существует любовь, где ему окажут настоящую помощь. Ценность милостыни, как в форме служения, так и в форме раздачи материальных даров, часто подчеркивалась Буддой. Милостыня составляет неотъемлемую часть системы медитации тхеравады и буддийского образа жизни. Благотворительность, когда мы делимся с другими своим трудом и своей собственностью, является фундаментальным средством культивирования внутреннего отречения и мира. Она представляет собой действенное проявление бескорыстия и сострадания ума. Отдача, освобожденность на всех уровнях, оказывается коренной практикой, ведущей к отсутствию эгоизма и очищению ума; эта практика, как таковая, будет особенно важной и распространенной формой медитации.

Высшие формы учения, прочие виды практики

Ради достаточной полноты изложения представляется важным отметить, что, хотя учения, подробно рассмотренные в данной книге, содержат суть буддийской медитации, существуют также и такие виды практики и понимания, которые выходят за пределы нашего описания. Эти «высшие виды практики» охватывают два класса явлений: первый из них составляют более глубокие уровни прозрения и чистоты, приходящие вместе с практикой випассаны; второй класс охватывает различные виды упражнений в сосредоточенности и упражнения йоги, которым учат в качестве дополнения к мудрости прозрения и культивированию способности выражать эту мудрость в сострадании к самим себе и ко всем другим существам. Многие из этих учений включают практику и описания переживаний, превышающих первый привкус нирваны. В других своих работах Махаси-саядо подробно пишет о высших достижениях, охватывающих поглощенность, плоды нирваны, состояния отрешенности и особенно путь очищения после первого переживания нирваны. Подобным же образом ачааны Дхаммадаро и Джумньен, а также учителя традиции У Ба Кхина учат практике, которая содержит не только поглощенность и отрешенность, но также и работу с раскрывающимися чакра, или центрами энергии внутри тела, как и использование энергий, света и светящихся сплетений, работу с «ниббана дхату», с передачей силы и тому подобными явлениями. Другие учителя культивируют прочие телесные и психические силы у продвинутых учеников. В большинстве своем представленные здесь учителя – это не только признанные мастера прозрения, которые в своих учениях делают упор на сущность буддийской мудрости, – они также известны как мастера поглощенности, культивирующие многообразные психические силы. Однако такие силы не есть мудрость; и эти учителя, как и вся данная книга, предпочитают учить таким способом, который наиболее прямо ведет к прозрению и освобождению.

Обычно учитель прямо приводит изучающего к пониманию этих высших уровней прозрения. Традиция тхеравады подчеркивает необходимость развития практики до глубокого переживания первого вкуса нирваны, после чего медитирующий нуждается лишь в немногих указаниях руководителя, чтобы продолжать практику до конечного освобождения, хотя зачастую на самую практику ему требуется гораздо больше времени. По мере очищения ума раскрывается блистающая и самосущая природа всех переживаний. Естественно обнаруживается дхарма, следуя основным принципам, кратко изложенным в самой первой беседе Будды о четырех благородных истинах. Когда поняты основные учения, все, что остается делать, – это проявлять настойчивость в осуществлении их на практике.

Несомненно, в странах тхеравады имеется множество других технических приемов и форм медитации, которые здесь не представлены, хотя в данной главе дается неплохой набор образцов. Стоит отметить и еще один аспект практики – аспект исцеления. В традиции тхеравады существует множество целительных систем – они являют собой или части стандартной системы медитации, или представляются результатами специального развития. Такие системы включают в себя разные средства; назовем лишь немногие из них. Это использование медитаций, сосредоточенных на отдельных частях тела, использование цветных огоньков по отношению к телу или к болезни, использование особых упражнений в сосредоточенной визуализации, использование трав и воды, особым образом собранных и обработанных монахами, окропление святой водой. В церемонии, исцеления, совершаемые монахами, входят также наложения рук и разного рода заклинания, обряды и ритуалы. Частью некоторых традиций исцеления оказываются также астрология и хиромантия. Будда подчеркивал, что для монахов важно проявлять заботу о больных; он весьма энергично выразил это предписание в следующих словах: «Те, кто заботятся о больном, друзья, заботятся о самом Будде». Фактически все учения и системы медитации, представленные в этой книге, имеют дело с исцелением. Некоторые из них заняты лечением особых болезней тела, но в большинстве своем они имеют своей задачей исцеление наших душевных страданий. Страдание, возникающее вследствие наших привязанностей и желаний, доступно излечению – таково величайшее и важнейшее провозвестие Будды.

Хинаяна, махаяна и другие «яна»

Исследуя все многообразие практических методов буддизма, изучающие часто задают вопросы относительно различных школ и традиций тех или иных стран; поэтому нередко буддизм описывают в понятиях «повозок»: хинаяна, или «меньшая повозка», махаяна, или «большая повозка», и ваджраяна, или «алмазная повозка». В какой мере учения тхеравады совпадают с этой схемой?

Деление на «яна» можно понять разными способами. Один из них состоит в том, что все «яна» относятся к историко-культурной эволюции буддизма; и в этой схеме термин «хинаяна» относится к ранним школам в Индии, развившимся в буддизм тхеравады, который мы находим на Цейлоне и в Юго-Восточной Азии. Термин «махаяна» относится к буддизму, развившемуся в культурах Китая, Кореи и императорской Японии, тогда как подход «ваджраяны» с особой отчетливостью обнаруживается в эволюции буддизма в Тибете и в Монголии.

Другой популярный способ понять разделение буддизма на разные «яна» основан на некотором неправильном представлении каждой традиции. С этой точки зрения, хинаяна, или меньшая повозка, считается ранними поучениями Будды, которые заняты низшими видами практики, ведущими к достижению ограниченного просветления. В хинаяне видят практику, при которой практикующий отделяет себя от других и достигает ограниченной свободы, не помогая никому другому. С другой стороны, махаяна – это большая повозка, основанная на более поздних поучениях Будды; она ведет к освобождению для себя и для всех других существ – это учение, основанное на великом сострадании. Наконец в школах ваджраяны видят школы, содержащие высочайшие учения Будды, при помощи которых человек преодолевает даже двойственность спасения всех существ, или освобождения и свободы. Такое неправильное понимание «яна» сопровождается отождествлением хинаяны с тхеравадой, махаяны – с дзэн и другими восточно-азиатскими школами, а ваджраяны – с тибетским буддизмом.

Но когда мы по-настоящему понимаем буддизм, нам становится ясно, что в каждой традиции присутствуют все три повозки, что сущность всей буддийской практики повсюду одинакова. Подлинное значение «яна» видят в описании естественной эволюции практики каждого индивида независимо от школы или культуры. Хинаяна относится к начальной стадии практики, когда практикующий прежде всего мотивирован эгоцентрическими желаниями; мы хотим положить конец страданию, или хотим добиться понимания, или хотим найти блаженство, или истину, или хотим стать просветленными; иными словами, практика начинается потому, что мы хотим чего-то для себя. Этот ограниченный подход оказывается естественной стартовой площадкой. Позднее, когда благодаря практике углубляется понимание, становится ясной истина пустоты «я». Не будучи более связанной иллюзией отдельного «я», практика становится махаяной. Автоматически возникает огромное сострадание, и практика основывается на бескорыстном намерении спасти все живые существа, потому что мы более не делаем различия между собой и другим человеком. Это большая повозка. Когда мы преступаем пределы эгоистической практики, когда ясно видим, что нет никакого «я», которое что-то приобретает, практика выполняется ради всех живых существ. Продолжающаяся практика автоматически переходит в наивысшую, недвойственную повозку, когда уничтожены даже различия между практикой и ее отсутствием. По мере того, как углубляется понимание пустоты, возрастает способность трансмутировать все ситуации и всю энергию в силы, используемые для освобождения. Наконец исчезает всякое желание освобождения, всякая иллюзия других существ, подлежащих освобождению. Весь мир становится просто местом проявления дхармы, где ни одно событие не совершается вне практики. Истинная природа всех существ проявляется превыше какого бы то ни было вмешательства, не остается ничего, что нужно было бы делать. Остается только жизнь, пребывающая по ту сторону желаний и различий; там надлежащее действие выполняется просто в виде естественного хода событий.

Когда мы понимаем, что «повозки» суть ступени естественного развертывания практики, нам становится ясно, что каждая школа (такая как тхеравада или дзэн) содержит в себе все «яна». По мере роста мудрости практикующий переходит от эгоистической практики к бескорыстной. Поскольку весь буддизм нацелен на искоренение алчности, ненависти и заблуждения, между целями разных школ не может существовать подлинного различия. Мы говорим это не для того, чтобы отрицать богатство каждой историко-культурной традиции в буддизме или ценность различий в центре тяжести и технических методах практики. Просто важно с полной ясностью установить, что буддийская практика ведет к тому, чтобы мы оказались в гармонии с четырьмя благородными истинами и пришли к концу всех желаний приобретения и всех иллюзий; важно также понять что любой путь, ведущий к этой цели, будет полным и всеобъемлющим.

В конце концов нам необходимо полностью превзойти «яна»: они представляют собой не что иное, как еще одно искусственное различие на пути. Как говорит традиция, буддизм подобен плоту, которым пользуются, чтобы пересечь поток и перейти на другой берег. Когда же мы пересекли поток, нет нужды тащить плот дальше. Или, как писал современный буддийский поэт Том Сэвидж: «Большая повозка, меньшая повозка; все повозки утащим прочь за счет владельцев».

Возвращение к мудрости

Когда мы рассматриваем все эти разнообразные подходы к медитации в свете семи факторов просветления (сосредоточенность, исследование, энергия, восторг, спокойствие, внимательность и душевное равновесие), нам становится легко увидеть, каким образом каждый подход может оказаться полезным в развитии, по крайней мере, некоторых качеств ума, ведущих к просветлению. Однако необходимо помнить, что медитация в форме какой-то отдельной практики, метода или техники представляет собой просто инструмент для работы. Когда мы развили медитацию, ведущую к мудрости и освобождению, нам в конечном счете нужно освободиться, от всех систем, от любой техники, от какой бы то ни было практики. Тогда медитация более не рассматривается изолированно; она становится неотъемлемым компонентом образа жизни; тогда сама жизнь становится медитацией. Это простое, непосредственное, бескорыстное, ежемгновенное бытие.

В последней проповеди Будды своим ученикам, в «Махапариниббана-сутте», говорится:

«Пока братья будут проявлять старание в семиричной высшей мудрости, т. е. в развитии семи факторов просветления, до тех пор можно ожидать не упадка братьев, а их процветания».

Обратившись к братьям с последними словами, Будда сказал:

«Слушайте же, братья, напоминаю вам: распад свойствен всем составным вещам. Трудитесь прилежно ради собственного спасения!»

Да будут слова дхармы, переданные в этой книге, полезными, да принесут они заслугу всем существам, которые нуждаются в помощи для освобождения от тягот страдания, да воспользуются эти существа словами книги! Да будут все существа счастливы, да будут все существа свободны от иллюзии! Пусть они трудятся с прилежанием ради своего спасения!

СЛОВАРЬ

Алчность (лобха) – психический фактор, заставляющий ум захватывать какой-либо объект или переживание, цепляться за него.

Анапана – техника сосредоточения, основанная на отметках входящего и выходящего дыхания.

Внимательность (сати) – качество ума, которое отмечает то, что происходит в настоящий момент, без привязанности, отвращения или заблуждения.

Восприятие (саньня)–психический фактор, воспринимающий или узнающий объект.

Восьмеричный путь (арьямагга) – буддийский путь к очищению и освобождению: правильное понимание правильная мысль, правильная речь, правильное действие, правильный образ жизни, правильное усилие, правильная внимательность, правильная сосредоточенность.

Добродетель (сила) – первоначально означает следование некоторым предписаниям морали; в более глубоком понимании указывает на действия в мире, лишенные алчности, ненависти или заблуждения.

Заблуждение (моха) – психический фактор затуманенности ума, не позволяющий ясно видеть объекты в свете непостоянства, страдания и пустоты.

Знак (нимитта) – внутренний психический образ, возникающий, когда ум становится сосредоточенным.

Калапа – мельчайшие субатомные единицы физической материи, пребывающие в постоянной вибрации.

Карма – закон причины и следствия, описывающий взаимоотношения между событиями в сфере ума и материи.

Материя (рупа) – физический мир, составленный из четырех основных элементов.

Неведенье (авиджа) – та глубинная сила, которая не видит ясно природу этого мира, коренная причина страсти к захвату, причина систем наших желаний.

Ненависть (лобха) – психический фактор отвращения, побуждающий ум чувствовать отвращение к объекту или переживанию, отталкивать их.

Непостоянство (аничча)–глубинная истина существования: все явления, обладающие природой возникновения, должны исчезнуть.

Нирвана – состояние тотального спокойствия за пределами движения умственно-телесного континуума. Также означает освобождение от всей алчности, ненависти и заблуждения в уме просветленного существа.

Прозрения медитация (випассана) – ясное виденье; медитация, сосредоточенная на глубинной природе умственно-телесного процесса для понимания его истинных свойств.

Психические факторы (санкхара) – в сфере пяти агрегатов понятие относится к преднамеренности и разным иным психическим факторам, возникающим по отношению к сознанию и объекту.

Пустота (анатта) – отсутствие «я», или души; понятие относится к глубинному пониманию того факта, что нет никакой личности, никакого «я», в котором происходят все переживания; мы являемся просто изменяющимся процессом.

Сансара – мир обусловленных явлений, элементов ума и материи, которые все подвержены постоянным изменениям.

Скверна (килеса) – психические факторы алчности, ненависти и заблуждения.

Сознание (виньняна) – познающее качество ума, тот его аспект, который познает возникающие чувственные объекты и исчезает вместе с ними на пороге шести внешних чувств.

Сосредоточение (самадхи) – психический фактор заостренности ума, его твердое удерживание на объекте.

Сосредоточенность (саматха) – те виды практики медитации, которые вырабатывают сильное сосредоточение и спокойствие ума при помощи устремления его на некоторый устойчивый объект.

Страдание (дукха) – глубинная неудовлетворительная, неустойчивая природа всех преходящих явлений.

Ум (нама) – заключает в себе сознание вместе с различными психическими факторами, окрашивающими это сознание.

Четыре благородные истины (арья сачча) – самое основное учение Будды: 1) истина о страдании; 2) истина о причине страдания – о привязанности и желании; 3) истина о конце.

Сообщение  автор Спонсируемый контент

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 4 из 4]

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения